Приход Гитлера к власти в Германии

Итак, вернёмся в 1924 год в Германии. К этому году «Вольные каменщики» сделали так, чтобы имя Гитлера услышали не только во всех уголках страны, но и за рубежом. Ведь, несмотря на то, что идейный потенциал партии Гитлера уже бил фонтаном, однако эта партия существовала лишь в Баварии, точнее в Мюнхене. За пределами этого места о ней мало кто знал. Дабы устранить этот недостаток и сделать свою марионетку Гитлера повсеместно известным, 8 ноября 1923 года был спровоцирован так называемый ныне в истории «Пивной путч».

—«Пивной путч»? Это как понять, их что там всех от пива пучило?— еле сдерживая смех промолвил Женька.

—Ага, а Гитлера больше всех! — рассмеялся Стас.

Сэнсэй улыбнулся вместе с ребятами.

—Это историки так «обозвали», поскольку считается, что решение о проведении «национальной революции», к которой всё время призывал Гитлер в виде «похода на Берлин» с целью свержения «еврейско-марксистских предателей», было принято в одной из мюнхенских пивных, где собственно и произошло основное действие политического спектакля «путча».

Володя усмехнулся и пробасил:

—Да, на самом деле такие решения при крупном финансировании с кондачка не рождаются. Деньги любят трезвые головы.

—Это точно, — согласился с ним Сэнсэй. — Так вот, на следующий день после данного события Гитлер устроил показушную демонстрацию и вместе с другими партийными лидерами возглавил колонну нацистов, которая направилась к центру города. Их уже ждал полицейский кордон, который открыл огонь по демонстрантам. Гитлера тут же увезли «сторонники» в специально подготовленной машине. «Пивной путч» провалился. В общем, всё было разыграно по нотам. И как результат — Гитлер стал знаменит не только в Германии, но и за рубежом. В самой Германии о нём написали все немецкие газеты, даже еженедельники разместили его портреты.

Дальше этот спектакль развивается ещё интереснее и для народа и в особенности для его режиссёров. Учитывая также психологию масс (поскольку люди любят «обиженных и оскорблённых», с коими они себя ассоциируют), для немецкого народа была разыграна следующая сцена. Гитлера привлекают к суду «за государственную измену». Хотя тот, с самого начала был оповещён своими «наставниками» из тайного ордена, что путч провалится, и что его арестуют, и что он будет сидеть в тюрьме… недолго, причём с пользой для дела. Естественно, Гитлер ведёт себя так, как его проинструктировали — совершенно без «страха и упрёка» превращает скамью подсудимых в пропагандистскую трибуну, обвиняет правительство и клянётся, что настанет тот день, когда он отдаст его под суд, то есть фактически открыто говорит то, что накипело у простых людей. Плюс к этому хорошая оплата (спонсорами) нужных статей в популярных газетах, и Гитлер вмиг зарабатывает славу национального героя, «патриота и непримиримого борца с левыми».

Адольфа приговорили к пяти годам заключения в Ландсбергской тюрьме. Вместо этого срока он, можно сказать, вольготно прожил там всего лишь несколько месяцев. Более того, именно в этот период за обучение Гитлера «настоящим знаниям управления массами» и тайным «оккультным наукам влияния» всерьёз взялись «Вольные каменщики». Тюрьма была весьма удобным уединённым местом для этих целей, ограждающим от посторонних глаз и ушей.

Гитлера посадили в эту тюрьму не просто абы с кем, а в компании с тридцатилетним Рудольфом Гессом. Именно этот человек был приставлен к нему личным секретарём (коим он официально стал с 1925 года), а заодно для присмотра за его действиями. Рудольф Гесс в свою очередь являлся учеником Карла Хаусхофера — генерала, преподавателя из Мюнхенского университета. Этот «профессор» методично начал навещать Гитлера в тюрьме и проводить с ним многочасовые уроки. Причём Хаусхофер — это так сказать засвеченная фигура от «Вольных каменщиков». Готовясь к «урокам» для Гитлера, он неоднократно советовался с «Вольными каменщиками» высших степеней, а также «тибетским монахом», получившим на Западе прозвище «человек в зелёных перчатках», который на самом деле был далеко не «монахом» и далеко не последним в структуре оккультного тайного ордена «Зелёный Дракон».

Коротко хочу вам рассказать, кто был этот человек — Карл Хаусхофер. Он родился в 1869 году в Мюнхене. Его отец был профессором права. Карл закончил Баварскую военную академию, выбрав себе карьеру военного. В 1896 он женился на Марте Майер-Досс — дочери еврейского юриста. Супруги принадлежали к родовитой аристократии. Хаусхофер выполнял разные дипломатические поручения в Юго-Восточной Азии, где и познакомился с представителями тайного ордена «Зелёный Дракон», под воздействием которого и сформировалось его основное мировоззрение и знания по оккультным наукам. Посетил Индию, Корею, Манчжурию, Россию. И отнюдь не случайно в 1908–1910 годах Карл Хаусхофер получил назначение германского военного атташе в Японии. В Токио он был посвящён в тайный орден «Зелёный Дракон», став его членом, благодаря чему тесно сблизился с императорской семьёй, японской самурайской элитой. Позже, именно благодаря этому посвящению, перед ним распахнутся двери «буддийских монастырей» в Лхасе, одного из самых влиятельных секретных обществ Азии — секты «Жёлтошапочники» или как их ещё называют «Золотые шапки». Надо отметить что «Жёлтошапочники» в своей основе по существу «кандучной породы», как и элита «Зелёный Дракон». Только Кандуки по сравнению с этими экземплярами и рядом не стояли.

—Кандуки? А кто это такие? — спросил Андрей.

—Да потом как-нибудь расскажу… Так вот, именно благодаря этому посвящению в орден «Зелёный Дракон» карьерный рост Хаусхофера резко пойдёт в гору — в годы Первой мировой войны он станет, как говорится, «молодым генералом», выйдя в отставку в звании генерал-майора.

—Что же за такой хитрый орден этот «Зелёный Дракон», что располагает такими связями, влиянием и возможностями? — поинтересовался Володя. — Никогда о нём не слышал.

—Не удивительно. Это далеко не простой орден, — заметил Сэнсэй. — Оккультное ядро данного ордена очень близко к верхушке Архонтов. И я должен сказать, что его боятся даже сами Архонты. Ибо Архонты всего лишь люди, а эти… Костяк этого ордена существует с давних времён и по сути его члены являются правой рукой Аримана, если можно так сказать. Это уже не люди. Это в полном смысле нелюди. Когда-то, будучи ещё людьми, они выбрали себе путь, предложенный Ариманом, пожелав стать не только богатыми, иметь власть, но и быть «вечно в теле».

—А что действительно можно быть «вечно в теле»? — удивился Славик.

—Нет конечно. Любая материя имеет свойство рано или поздно разрушаться. Свойством вечности обладает только душа и то в том случае, если она духовно созреет. А под аримановским термином «вечная жизнь» подразумевается осознанное перерождение из одного тела в другое за счёт души, которая в результате таких манипуляций просто через 10–12 перерождений полностью аннигилируется и материализованная нелюдь исчезает навсегда. То есть, если у простого человека, переживающего «неосознанные» реинкарнации, есть шанс вырваться в высшие духовные сферы и обрести реальную вечность, благодаря своему духовному усердию в отведённом сроке жизней, то нелюдь лишается окончательно этого шанса. Но данное знание к человеку, ставшему на путь нелюди, приходит уже потом, с опытом «осознанных» перерождений. Так мало того, что это существо начинает быстро осознавать конечность своего существования, так ещё становится полностью зависимым от желаний Аримана, так как любое его неповиновение ему может привести к преждевременной полной аннигиляции. Но вначале об этой западне Аримана никто человеку не рассказывает, всё покрыто иллюзией удовлетворения его духовных стремлений и радужными перспективами «жизни вечной» в теле на Земле.

Руслан удивлённо переспросил, словно и не слышал всего того, что только что сказал Сэнсэй.

—Осознанное перерождение? Я представляю, каким багажом знаний они обладают!

Сэнсэй печально усмехнулся:

—Серьёзным багажом, почему их и боялся Гитлер. Они обладают достаточной силой, чтобы вырвать человека из круга реинкарнаций и полностью его уничтожить… — ответив Руслану, Сэнсэй переключился на основной рассказ. — Так вот, по поводу Карла Хаусхофера. Именно в ордене «Зелёный Дракон» ему закладывают основы того, что позднее становится делом его жизни. Именно там ему и описывают в подробностях идею так называемой позже в его работах «теории геополитического объединения Евразии» в континентальный блок — от Азорских островов до Токио. Основа данной геополитики — теория подвижных границ, которая предусматривает необходимость пересмотра имеющихся границ. Раздел мира на две части — сухопутных и морских держав. Определяется один враг во всех случаях — англосаксонский мир — Англия, США, которые «пытаются достичь контроля над всем миром» как главы морских держав. Условия таковы: либо рабство у «англосаксонского космополитического капитализма», либо единая геополитическая революция Европы в тесном союзе с Азией. Подавалось всё это под общим кодовым названием «Новый мировой порядок».

Дополнительная информация